Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:42 

[BigBang-2013] "Охота на лис": Говард Линк, Малкольм Левелье, ОП

Дневник конкурсов Леро
Название: Охота на лис
Автор: Педантичная Сова
Артер: Хайбана
Бета: Gretchen_Ross, Мэй_Чен. Спасибо за помощь missgreed и Kagami-san
Фандом: D. Gray-man
Герои/Пейринг: Говард Линк, Малкольм Левелье, ОП
Размер: 19 706 слов
Рейтинг: PG
Саммари: Инспектора Левелье срочно вызывают в Англию из-за болезни жены. В качестве секретаря он берет с собой Говарда Линка - недавно окончившего обучение в отряде Воронов.
В Англии выясняется, что болезнь жены вызвана вовсе не физическим недомоганием. Что-то странное творится в доме. Кажется, кто-то замышляет недоброе против одного из членов семьи Левелье. Вот только кто, и против кого?..
Предупреждение: 1. Преканон 2. АУ в некоторых моментах 3. Авторские фаноны. Много. 4. ОП. Много. 5. ООС по желанию.
Отказ от прав: Не мое.
Скачать: Только текст/Только иллюстрации


Двадцать три шага вниз, в холодную темноту подвала, Линк мог сделать даже с закрытыми глазами – столько раз он спускался и поднимался по узким, отполированным за сотню лет ступеням. Лестница заканчивалась перед низкой деревянной дверью, окованной проржавевшими металлическими лентами. Тусклая лампочка над входом несколько раз тревожно мигнула. Раздался знакомый грохот разлетающегося на куски камня. Линк без стука открыл дверь и заглянул в тренировочный зал.
В полутьме и клубах пыли, плотной стеной висевшей в воздухе, было сложно что-то разглядеть, но Линк знал, куда смотреть. У стены по стойке смирно вытянулись четыре человек а, еще один замер над тремя крупными осколками глыбы посередине зала. Рядом белела высокая фигура.
Линк прочистил горло, привлекая к себе внимание. Ему не хотелось отрывать своего куратора от занятий, но дело было срочным, а тренировка продлится еще несколько часов. Усиливающими печатями их учили пользоваться на третьем курсе; это были первые из череды сложных магических техник, поэтому ученики бились над ними в буквальном и переносном смысле, пока не падали от усталости.
Женщина в длинном светлом платье, до того внимательно изучавшая расколотый камень, обернулась к нему и махнула рукой, мол, подожди.
– Неплохо, – наконец вынесла она оценку и направилась к Линку. – Следующий.
Один из учеников неуверенной походкой вышел на середину площадки, а дальше Линк не смотрел.
– Прошу меня простить, наставница Роуэн, но у меня большая просьба. – Он протянул ей папку с бумагами, на обложке которой золотом была выгравирована эмблема Центра.
Роуэн открыла папку, пробежала глазами по официальному письму за подписью старшего инспектора Левелье и подняла взгляд на Линка. За ее спиной раздался грохот, в воздух взлетели каменные осколки.
– Не останавливаемся! – крикнула она ученикам и поинтересовалась, обращаясь уже к Линку: – Неужели у старшего инспектора нет своего секретаря?
В ее голосе явно слышалось неодобрение.
– Брат Йерне неожиданно заболел перед поездкой и не может выполнять свои обязанности, – объяснил он.
– Вот как, – задумчиво произнесла Роуэн, убирая со лба густую челку, закрывавшую знак принадлежности к Воронам. Линк не знал ни звания наставницы, ни сколько ей лет. Она появилась в жизни маленьких сирот, как только их привезли в Италию, и с тех пор ни капли не изменилась: женщина без возраста, с рыжими вьющимися волосами, собранными в тугой пучок или хвост на затылке, серыми внимательными глазами и поразительным запасом терпения ко всем мальчишеским выходкам.
– Вы знаете, я в последнее время помогал инспектору по мелочам, – продолжил Линк.– Конечно, знаю, – отозвалась Роуэн, возвращая ему папку. Между ее бровей обозначились две глубокие морщины. Линк знал, его куратор совсем не рада тому, что он все больше времени уделяет работе штаба, а не тренировкам и молитвам. Но до этого момента он не думал, что от ее отношения может так сильно зависеть его судьба.
– Сестра Роуэн, пожалуйста, экзамены я сдал, присяга будет только перед Рождеством, я успею вернуться… – договорить он не успел.
Роуэн развернулась и каким-то неуловимым движением оказалась рядом с учеником, размахнувшимся, чтобы разбить камень. Вокруг его руки парили печати – и в одно мгновение они упали на пол, став обычными листами бумаги, а мальчишка прижал отбитую руку к груди. Линк несколько раз видел, как Роуэн останавливает неправильно запущенную технику. Однажды он попросил научить его делать то же самое. "Тебе этого знать не надо", – отмахнулась тогда Роуэн.
– Защита, в первую очередь защита, потом удар! Почему ты опять так поздно активировал защитный символ? – кричала Роуэн на ученика. Тот стоял, испугано вжав голову в плечи; остальные замерли и, Линк был уверен, дышали через раз, хотя он-то знал, что наставницу следовало бояться не тогда, когда она повышала голос, а когда хмурилась так, как только что, глядя на письмо Левелье. – Ты знаешь, что сделает с твоей рукой эта печать? – Роуэн держала в руке поднятый с пола лист и продолжала распекать мальчика уже на тон тише. – Она раздробит тебе кость по самый локоть, а мышцы размелет в кашу! – Когда Роуэн замолчала, в зале стало так тихо, что слышно было, как кто-то нервно переступил с ноги на ногу.
– Святая Бригитта, дай мне терпения, а дуракам ума. – Она повернулась к Линку, и ему показалось, что ее слова предназначены вовсе не напортачившему ученику. – Ладно, давай сюда свою папку. Езжай куда хочешь, только не стой у меня над душой.

***
Экипаж потряхивало на ямах и рытвинах проселочной дороги. Пейзаж за окном почти не менялся. Ровные полотна желтых и коричневых полей, разделенных колючими изгородями или редкими перелесками, лежали по обе стороны от дороги. Они уходили к холмам, высившимся на горизонте, на фоне еще по-летнему яркого неба Сассекса.
Солнце стояло в зените, припекая, и Линк попробовал немного ослабить шейный платок. После свободной тренировочной формы Воронов в гражданской одежде было жарко и душно.
Инспектор Левелье, сидевший напротив, читал газету, купленную на железнодорожной станции в Ашфорде. Или делал вид, что читал: судя по тому, что Линк уже давно не слышал шелеста переворачиваемых страниц, инспектор был занят собственными мыслями, а не новостями. Поездка носила личный характер: ее причиной стала болезнь леди Мэйбл, жены инспектора. Линк волновался. Он плохо представлял, в чем могут заключаться его служебные обязанности. Нужно будет выражать сочувствие домочадцам инспектора? Или наоборот, делать вид, что ничего не происходит? Работа в Центре была строго регламентирована, и никогда прежде Линк не мучился подобными вопросами.
Через некоторое время дорога начала плавно подниматься вверх, на покрытый лесом холм. Стало не так душно, в нос ударил влажный запах земли и дерева. Дорога нырнула в расселину, ветви старых буков, росших по склонам от дороги, переплетались над головой, создавая древесный туннель. Экипаж замедлил ход, под колесами зашуршали опавшие листья. Левелье поднял голову, выглядывая в окно.
– Мы почти на месте. – Это была первая фраза, сказанная им после того, как они сели в поезд на вокзале в Лондоне.
Они выехали на открытое пространство, залитое солнечным светом. Линк прищурился, разглядывая большой двухэтажный дом из серого камня, с фасадом, увитым темно-зеленым плющом. Дорога на этом участке была вымощена плотно подогнанными друг к другу гранитными плитами.
Экипаж пересек двор и остановился напротив двухсторонней лестницы, у подножия которой уже выстроилась в шеренгу вся прислуга дома. Линк насчитал десять человек. Ему бросился в глаза сухощавый, похожий на спаниеля старик с пышными седыми бакенбардами и усами. Он стоял первым, и весь его вид говорил о том, что он не простой слуга. Еще выделялась полная румяная женщина с присыпанными мукой рукавами темного платья. Ее волосы были убраны под белый накрахмаленный чепец. Она единственная из всех встречала хозяина дома с улыбкой.
Как только инспектор Левелье вышел из экипажа, дверь в дом открылась, и на пороге появилась девочка лет четырнадцати, одетая в скромное светлое платье, Ее волосы были разделены на прямой пробор, и заколки в виде цветов придерживали завитые локоны, Линк сразу же понял, что это Аннабель Левелье, единственная дочь инспектора. Она чинно спустилась по ступеням, подошла к отцу и сделала книксен. Линк никогда не видел леди Мэйбл, но был уверен, что девочка не унаследовала от матери почти ничего. Она была высокой для своих лет, с осанкой, приличествующей девушке из хорошей семьи, но в посадке головы было что-то надменное, вызывающее. И глаза у нее были отцовские, темные, при светлых волосах. Левелье поцеловал дочь в лоб, кивнул прислуге и, больше не медля ни секунды, направился в дом. Линк остался на улице один.

***
– Мы ждали мистера Гордона. – Тодман, тот самый старик, похожий на спаниеля, был управляющим. Он открыл дверь в комнату, предназначенную для секретаря инспектора Левелье. Она находилась на втором этаже, почти напротив лестницы. Линк не сразу понял, что мистер Гордон и брат Йрене – одно и то же лицо.– Обед будет подан через два часа, если до этого вам что-то понадобится, позовите кого-нибудь из прислуги, мистер... – Тодман сделал многозначительную паузу.
– Говард Линк, – представился Линк, преодолев через секундное замешательство. Было немного странно произносить вслух имя, которое ему дали при рождении, но которое не звучало уже давно.
– Мистер Линк, – закончил Тодман и закрыл за собой дверь.
Комната, которую выделили Линку, была небольшой, но уютной. Окно выходило на южную сторону, противоположную той, с которой они подъезжали к дому. Линк раздвинул плотные шторы пошире, впуская солнечный свет. Позади дома был устроен искусственный пруд, в котором плавали принесенные ветром осенние листья. Дальше начинался небольшой сад, расцвеченный по осени красным и золотым. Выложенные камнем дорожки делили его на ровные квадраты.
Напротив входной двери стояла широкая кровать. На покрывале с крупным цветочным узором лежал чемодан Линка, очевидно, принесенный кем-то из слуг. Рядом на стуле стояли эмалированный таз и кувшин с еще теплой водой. Идеально отглаженное полотенце висело на спинке. Камина в комнате не было. Линк снял изрядно надоевший китель, закатал рукава рубашки повыше, расстегнул ворот и приступил к умыванию.
Оставшееся до обеда время он провел, раскладывая немногочисленные вещи по полкам шкафа, и проверяя, достаточно ли чернил и бумаги он захватил с собой, если придется работать. Ровно через два часа в дверь постучали. На пороге стоял молодой человек в ливрее лакея. Он носил такие же бакенбарды, как и Тодман, делавшие его и без того круглое лицо еще шире. Линк пригляделся: внешностью и манерами молодой человек неуловимо напоминал дворецкого. Вероятно, они были родственниками. Возможно даже, что это отец и сын, решил Линк. Нередко случалось так, что должность отца переходила к сыну, выросшему в том же доме.
– Мистер Линк, прошу следовать за мной, – важно проговорил лакей.
Поместье Левелье было построено еще в прошлом веке. Линк неплохо знал планировку таких домов, поэтому мог бы сориентироваться и без провожатого.
На первом этаже, справа от входа, находилась маленькая гостиная со светлыми обоями и прозрачными занавесками на окнах. У стены стоял рояль, на одном из кресел были брошены пяльцы с незаконченной вышивкой. Немного дальше располагалась столовая, в которой на завтрак, обед и ужин собиралась семья Левелье. Чтобы попасть туда, надо было пересечь просторный холл. Слева от лестницы виднелись две запертые двери. Линк предположил, что это кабинет инспектора и библиотека. Дальней комнатой была большая гостиная с выходом на летнюю террасу.
– Хозяин сказал, что вы будете обедать с ними. – Слуга проводил Линка к столовой. Если до этого у Линка оставались какие-то надежды на то, что ему, как временному секретарю, не придется общаться с семьей старшего инспектора больше, чем полагается по этикету, то сейчас эти надежды рухнули.
– Как тебя зовут? – спросил он у лакея, наконец вспомнив, что в первую очередь в новом месте необходимо установить контакт со слугами.
– Томас, сэр, – последовал вежливый ответ.
На лестнице послышался стук каблуков, и Линк обернулся. Инспектор Левелье вел под локоть женщину, едва достававшую ему до плеча. Она выглядела усталой, изможденной и очень худой, как человек, давно борющийся с тяжелой болезнью. Строгое серое платье только подчеркивало нездоровую бледность – из-за недуга кожа приобрела желтоватый оттенок. В тонких пальцах леди Мэйбл нервно комкала носовой платок, то и дело поднося его к виску. Увидев Линка, тут же поклонившегося хозяйке дома, она замедлила шаг. Линку показалось, что за один короткий промежуток времени его осмотрели и вынесли оценку. Следом за родителями спускалась Аннабель, которая скользнула по Линку задумчивым взглядом и тут же снова потеряла к нему интерес.
– Проходите в столовую, мистер Линк, – сказал инспектор, проходя мимо него.
Столовая была небольшая, предназначенная только для семьи. По центру стоял уже сервированный стол, накрытый спускавшейся до самого пола белоснежной скатертью. У стены стоял еще один стол, поменьше, и два стула. Он был сервирован на две персоны, но блюда были пусты. Свет от низко висящей люстры отражался в начищенных до блеска приборах. Несмотря на хорошее освещение, комната казалась темной из-за деревянных настенных панелей и плотно зашторенных окон. Линк догадался, что от яркого света у леди Мэйбл начинала болеть голова.
Сначала обед проходил почти в полном молчании. Иногда инспектор и его жена негромко переговаривались; несколько раз Левелье задавал вопросы дочери, сидящей напротив Линка. Та отвечала коротко, сквозь зубы, нарочито громко стукая ложкой о тарелку. И каждый раз у Линка замирало сердце. В Центре никто не мог позволить себе говорить с инспектором в таком тоне. Сам Линк старался смотреть по большей части в свою тарелку и не вникать в суть разговоров, изучая состав кроличьего супа и узор из голубых цветов на сервизе. Это были незабудки с пятью лепестками, и он знал, что даже спустя много лет без труда вспомнит каждую черточку рисунка.
Поэтому он не понял, с чего все началось.
– Да какая уже разница? Не трогай меня, не заговаривай со мной. Видеть тебя не могу!
Аннабель резко вскочила со своего места и хлопнула ладонями по столу. Тихонько звякнула подскочившая посуда, несколько капель бульона пролилось на белоснежную скатерть. Томас, только что вошедший в столовую с кувшином лимонада в руках, попятился обратно. Леди Мэйбл вздрогнула, стиснула пальцы в замок. Она смотрела прямо перед собой. На короткое мгновение в комнате воцарилась полная тишина, нарушаемая только негромким тиканьем часов на каминной полке. Линк мечтал провалиться сквозь землю. Меньше всего на свете ему хотелось стать свидетелем семейной ссоры начальника.
Левелье медленно опустил вилку с ножом. Линк, так и сидевший с опущенной головой, следил за инспектором краем глаза и не мог понять, что значит выражение его лица. Левелье смотрел на дочь, нахмурившись, но без гнева.
– Аннабель, у нас гости. Если хочешь мне что-то сказать, зайди ко мне в кабинет, – предложил он.
Щеки Анабель вспыхнули.
– Твои секретари видят и слышат только то, что ты им разрешаешь, – возразила она, глядя на отца исподлобья.
– Мисс Аннабель, ваше поведение недостойно юной леди, – раздался с порога комнаты женский голос, и Линк в первый момент был готов поклясться, что фраза должна была закончиться сто раз слышанным «недостойно будущего Ворона», настолько тон напомнил ему учителей в Центре. – Пожалуйста, извинитесь и идите к себе в комнату.
В дверном проеме стояла женщина. Линк вспомнил, что видел ее среди тех, кто встречал инспектора, но обратил тогда на нее внимания. Она была высокой, с темными волосами, стянутыми на затылке. Лоб закрывала густая челка. Этот факт вместе с характерной выправкой и знакомыми интонациями навел Линка на мысль, что она могла быть не обычной гувернанткой, а Вороном. Подол ее темного платья был в дорожной пыли.
Аннабель обернулась, встретилась с ней взглядом и как-то поникла.
– Прошу прощения, – выдавила она через силу, обращаясь одновременно и к отцу, и к матери, все это время безмолвно и тревожно наблюдавшей за ней. Сделав короткий книксен, Аннабель выбежала за дверь, едва не столкнувшись с гувернанткой.
– Мне очень жаль, инспектор, такого больше не повториться, – извинилась женщина.
– Конечно, мисс Хоук, – кивнул Левелье и вернулся к прерванному обеду.
Линку, сидевшему как раз напротив двери, было видно, что Аннабель дождалась, пока мисс Хоук выйдет из столовой, и кинулась к ней, спрятав лицо на груди.



***
Линку очень хотелось выбросить из головы сцену, увиденную за обедом. У него были определенные обязанности, и семейные ссоры начальника, как заметила Аннабель, его не касались. Но он думал, что в доме инспектора будут безукоризненно соблюдаться субординация и распорядок, как в его отделе в Центре. Разница между строгостью в работе и попустительством в семье стала для Линка неожиданной. И еще была во взгляде леди Мэйбл какая-то тоскливая обреченность, которая не давала ему покоя.
– Мистер Линк? Мистер Линк, вы меня слушаете? – Окрик Левелье вывел его из задумчивости. Линк вздрогнул, вскочил со стула и заморгал, сообразив к своему ужасу, что инспектор уже закончил разбирать папки и что-то говорил ему.
– Прошу прощения, инспектор, – отозвался он, вытягиваясь по стойке смирно.
Левелье прищурился, глядя на него, постучал указательным пальцем по столу и сжал руку в кулак. Линк старался смотреть поверх его головы, прямо в окно, которое выходило на широкую лужайку перед домом, вдоль которой они проезжали утром. Серая мощеная дорога огибала ее с правого края и уходила в лесную аллею, с такого расстояния кажущуюся темным туннелем.
– Сядьте, Говард . – Линку послышалось недовольство в голосе Левелье. Он опустился на краешек стула, мышцы спины сводило от напряжения. Ему очень не хотелось, чтобы инспектор пожалел, что выбрал именно его в качестве сопровождающего, и он собирался приложить все усилия, чтобы оправдать доверие. Но начало казалось не слишком обнадеживающим.
Левелье открыл толстую папку с номером двадцать восемь в верхнем углу, просмотрел несколько страниц и передал Линку.
– Дело Николаса Сондера. Здесь записи показаний свидетелей. Сделайте конспект. Только факты, только самое необходимое.
На самом деле у Линка, еще не получившего никакого звания, не было права доступа к делам, которыми занимался Центр. Но для него Левелье еще полгода назад сделал исключение, допустив к документам ведущегося на тот момент расследования, поэтому он неплохо представлял, что именно от него требуется.
– Да, господин инспектор. – Линк прижал папку к груди, коротко поклонился и вскочил за дверь.
Холл на первом этаже был застелен толстым ковром, заглушавшим звук шагов. Линк повернул за угол и вышел к главной лестнице. На верхней ступеньке, подперев рукой подбородок, сидела Аннабель и изучала носки туфель, которые выглядывали из-под широкого подола платья. Рядом с ней сидела кошка, белая, без единого пятнышка. Она повела ушами, заслышав Линка, и уставилась на него круглыми зелеными глазами.
Линк остановился, сунул папку подмышку и невольно отступил в тень лестницы. Ему не хотелось встречаться с дочерью инспектора, и он даже подумал воспользоваться лестницей для слуг, но скрыться не успел. Аннабель, краем глаза заметив движение, повернула голову и поднялась, быстро расправив складки на подоле.
– Я как раз тебя ждала, – объявила она.
– Чем-то могу помочь? – вежливо поинтересовался Линк, немного склонив голову.
– Вряд ли. – Аннабель неопределенно дернула плечом и спустилась к Линку. Он заметил, что глаза у нее покраснели, словно она недавно плакала. – Я хотела извиниться.
– Что? – не понял Линк.
– Я не должна была говорить про тебя, что сказала. – Аннабель сделала маленький шаг навстречу. – Я не хотела обидеть лично тебя. Да и вообще твой отряд тоже. Считай, что я просто не подумала, прежде чем сказать.
Линку стоило немалого труда сообразить, о чем она говорит. Его спасла привычка запоминать ведущиеся при нем разговоры. Аннабель упомянула его всего один раз, и, по его мнению, сказала все верно. У Воронов нет необходимости реагировать на то, что их не касается. Со стороны это вполне можно расценить как глухоту и слепоту.
– Вам не стоило извиняться, – возразил он. – Вы не сказали ничего, что могло бы меня обидеть.
– Если тебя оскорбили, а ты этого не понял, это не значит, что оскорбления не было. – Аннабель ткнула пальцем в грудь Линка. – Все, теперь можешь идти, куда шел, – разрешила она и, развернувшись, скрылась в женской гостинной.
Папка, которую Левелье дал Линку, была первым из пяти томов допросов свидетелей. Линк положил чистые листы по левую руку от себя, поставил тяжелую чернильницу подальше. Она была сделана из толстого стекла, да еще на подставке из серого камня. Возить ее с собой было не слишком удобно, зато Линк не опасался, что случайно опрокинет ее на важные документы или почти законченную работу. Пронумеровав десяток страниц наперед и положив один лист перед собой, он вытащил первую подшивку.
Протокол был написан на немецком языке, размашистым, неровным подчерком. Некоторые слова были сокращены до первых букв, имена записывались инициалами, а расшифровка давалась в конце. Линк покачал головой и углубился в чтение.
Николас Сондер был агентом Ордена в Австрии. Не рядовым сотрудником, а имевшим свою агентурную сеть, позволявшую ему собирать информацию об интересных Ордену событиях на юге страны. Около года назад стало известно, что он продает информацию одному из депутатов Рейхсрата. Куда она шла дальше, следствию выяснить не удалось, Сондер отрицал все обвинения. Линк был знаком с этим делом на уровне слухов. Центр как раз вел расследование, когда он работал с Левелье, но над другим делом. Сондером занимался инспектор Шванк, тоже австриец. Линк думал, что дело уже закрыто, но Левелье по какой-то причине сам взялся за расследование.
Законспектировав два протокола, Линк поднял голову, откинулся на спинку стула и потер затекшую шею. Дело у него продвигалось не слишком быстро. Иногда в тексте встречались вставки на австрийском диалекте, которого Линк не знал. Он вытащил из кармана часы. Стрелки показывали на половину пятого – скоро инспектор Левелье должен пить чай.
Линк спустился на кухню, расположенную в пристройке позади дома. В просторном помещении было жарко от работающей печи. Пахло выпечкой и жареным мясом. Кухарка, полная невысокая женщина средних лет, помешивала деревянной ложкой в чугунной сковородке.В противоположном конце кухни рядом с массивным буфетом, заставленным посудой, сидела на табуретке сухощавая старушка и ощипывала курицу, кидая перья в плетеную корзину. Она посмотрела на Линка мутными выцветшими глазами и продолжила свое занятие. У ее ног спала, свернувшись калачиком, рыжая собака.
Линк кашлянул, привлекая внимание кухарки. Та обернулась через плечо, сурово сдвинув густые брови к переносице, но тут же расплылась в улыбке. Линк вспомнил, что именно она вчера радовалась приезду инспектора.
– Молодой господин что-то хотел? – спросила она. – Меня зовут Роуз.
– Меня Говард, – представился Линк. – Я могу поставить чайник?
– Так позвонили бы, Томас мигом бы вам принес. – Роуз сняла сковородку с огня, вытерла руки о подол накрахмаленного фартука, на котором уже виднелись следы масла.
– Это для инспектора, – объяснил Линк.
– А, тогда присядьте вон туда. – Роуз кивнула на длинный стол посередине кухни. – Я сейчас все приготовлю.
Уже через минуту закопченный чугунный чайник стоял на плите, а Роуз вынимала из печи подрумяненные пирожки.
– Хотите? – хитро покосившись на Линка, спросила она. – Мистеру Гордону очень нравится моя выпечка. Вы не знаете, он еще работает на хозяина?
– Думаю, еще работает, – обтекаемо ответил Линк, протягивая руку к пирожкам. – Он заболел, поэтому я временно его заменяю.
Роуз достала прямоугольный серебряный поднос, накрыла его белой салфеткой с кружевами по краям, разгладила ее широкой ладонью и поставила фарфоровый чайник и чашку. Несмотря на внушительную полноту, она двигалась легко и быстро.
В коридоре послышались шаги, дверь распахнулась, и в кухню вошел дворецкий, посмотрел на плиту, кивнул сам себе.
– Добрый вечер, мистер Линк, – обронил он, усаживаясь за стол.
– Ах, Тодман, тебя-то мне и надо, – воскликнула Роуз, снимая закипевший чайник с плиты. – Ты когда мне подстрелишь кроликов? Хозяин вернулся, значит, по средам у нас кроличье рагу. Леди Мэйбл будет сердиться, если рагу не окажется на столе. Завтра уже вторник, где кролики?
– Будут тебе кролики, – пообещал Тодман. – Завтра с утра пойду и подстрелю тебе. Могла бы Маргарет послать в деревню. Только патроны изводить на такую мелочь.
– Зачем я буду платить кому-то деньги? – удивилась Роуз. Похоже, она выполняла в доме еще и роль экономки.
– Так патроны, по-твоему, денег не стоят? – усмехнулся в седые усы Тодман.
Линк молча ел немного остывший пирог, наблюдая за разговором кухарки и дворецкого. На теплой и светлой кухне, среди слуг, он чувствовал себя спокойнее. В кругу семьи Левелье ему постоянно приходилось следить за каждым словом, действием, стараться быть незаметным.
Через несколько минут, когда чай уже должен был настояться, Тодман поднялся и взял в руки поднос. Линк вскочил с места, бросив на тарелку недоеденный пирог.
– Прошу прощения, мистер Тодман, но чай для мистера Левелье.
– Конечно. Я отнесу его, – кивнул дворецкий.
– Я и сам могу это сделать, – как можно вежливее сказал Линк.
– Это не входит в ваши обязанности, сэр, – так же вежливо возразил Тодман. – Я проверял вашу должностную инструкцию.
Развернувшись, он вышел из кухни, а Линк так и остался стоять, глядя ему вслед. Он знал, что будет выглядеть глупо, если побежит следом и попытается отнять поднос. Тем более что в его обязанности действительно не входило приносить чай инспектору. Линку просто нравилось это делать.

***

В подавленном настроении Линк направился читать отчеты дальше. Ему было обидно, и вместе с тем он понимал, что Тодман имел право поступить так, как он поступил. Линк почти восемь лет не выходил за пределы монастыря, где его жизнь была расписана по минутам, а окружение изучено до мелочей. В Центре у него тоже был определенный распорядок, не слишком отличающийся от обычного. Поэтому в доме Левелье, в непривычной обстановке, он особенно остро переживал потерю одного из важных для него ежедневных действий. Тем более что теперь у него не было повода увидеть инспектора, а он не знал, насколько близко может общаться с остальными обитателями дома. Никаких инструкций на этот счет он не получал.
Занятый переживаниями и изучением цветочного рисунка на ковре под ногами, Линк не услышал, как его догнала гувернантка Аннабель, и вздрогнул, услышав ее голос.
– Мистер Линк, время пить чай? Составите мне компанию? – Мисс Хоук улыбалась приветливо, а яркие голубые глаза смотрели с насмешкой. Линк вспыхнул, сообразив, что она только что устроила ему небольшую проверку, которую он провалил.
Не дожидаясь ответа, она протянула ему руку:
– Меня зовут Кэтрин.
Ладонь Кэтрин была холодной и жесткой, а рукопожатие не по-женски крепким.
Солнце клонилось к горизонту, но воздух, нагретый за день, еще не успел остыть. Да и Линк неплохо переносил холод и не чувствовал большого неудобства, сидя в открытой беседке в дальней части сада, где им никто не мог помешать. Маленький круглый столик был накрыт белоснежной скатертью с тонкой голубой вышивкой по краю. В центре стоял чайник и две чашки на блюдцах. Несколько пирожков, наложенных щедрой рукой Роуз, горкой покоились в вазочке.
Кэтрин разлила по чашкам горячий, ароматный напиток. Струйка пара взвилась в воздух и почти сразу растаяла, оставив легкий запах мяты.
– Я думаю, нам стоит познакомиться, – начала разговор Кэтрин. – Ты ведь еще не получил «крылья» ?
Линк поднес чашку к губам и сделал глоток. Чай был слишком горячий, и он решил подождать, пока тот немного остынет.
– Нет, моя присяга будет зимой, но обучение я уже закончил.– Линк не знал, почему уточнил, что он почти настоящий Ворон, только не официально. Возможно, ему хотелось, чтобы Кэтрин относилась к нему серьезнее. Он впервые говорил с кем-то из старших на равных.
Кэтрин кивнула, словно Линк подтвердил ее догадки.
– Брат Раймунд все еще преподает? – спросила она.
Линк никогда не слышал этого имени, поэтому помотал головой.
– Жаль, он был моим куратором, – сказала Кэтрин. – Кто теперь ведет магические техники?
– Сестра Роуэн, – ответил Линк. – Сестра Роуэн преподает по крайней мере пять лет
Раздался тихий фарфоровый звон. Кэтрин не совсем удачно поставила чашку.
– Неужели? – задумчиво произнесла она.
– Вы были знакомы? – удивился Линк.
– Все мы знакомы так или иначе, – пожала плечами Кэтрин. – Но я не ожидала, что сестра станет преподавать. А кто курировал твою группу?
– Она же, – ответил Линк.
Кэтрин снова кивнула, задумчиво глядя в свою чашку.
– Расскажи мне что-нибудь еще, – попросила она. – Я здесь безвылазно почти восемь лет. Никогда не думала, что буду скучать по Центру.
Линк замер, услышав про восемь лет. Он пока плохо представлял, каково это – выполнять такое долгое и такое скучное задание. И еще он подумал, что Кэтрин наверняка тоскует не столько по Центру, сколько по оставшимся там людям. Линк уже через неделю после отъезда начал скучать по ребятам, с которыми никогда так надолго не расставался. Поэтому он как можно подробнее старался рассказать о том, что видел и слышал, о людях, которых, , по его мнению, должна была знать Кэтрин. Она слушала его внимательно, не перебивая, иногда подливая чай в чашки. По ее бесстрастному лицу сложно было понять, что она чувствует, но взгляд стал мягче и теплее.
– Откуда ты? – спросила она, когда Линк исчерпал весь запас воспоминаний.
– Из Германии, – ответил Линк.
– Маульброн? – предположила Кэтрин, и Линк не сразу понял, что речь идет о монастыре.
– Нет. – Он никогда не стыдился ни своего происхождения, ни тех лет, которые провел на улице, но под внимательным и строгим взглядом Кэтрин смутился. – Я беспризорник.
Кэтрин наклонила голову к плечу, с каким-то новым интересом рассматривая Линка.
– Вот как? Теперь в Вороны берут детей с улицы? – В ее тоне не было пренебрежения, только искреннее удивление, но Линк все равно вскинулся, по привычке защищаясь.
– И что? Перед лицом Господа все равны. Мы что, недостойны ему служить?
– Извини, если обидела тебя. – Кэтрин немного виновато улыбнулась. – Я не хотела. Просто в мое время брали детей только из монастырских приютов, и то очень долго выбирали.
Линк пожал плечами.
– Мы были первым таким набором. Три группы из шести собирали… – договорить он не успел
– Из шести?! – вскричала Кэтрин, даже привстав с кресла. С нее мигом слетела вся холодность и отстраненность. – Такие потери?
Линк инстинктивно отпрянул назад, испугавшись неожиданно сильной реакции на свои слова. Но Кэтрин быстро взяла себя в руки, села обратно в кресло, немного нервно расправила салфетку на столе.
– Извини, – сказала она, глядя на стол.
Линку стало не по себе. Ему было страшно представить, каково это – много лет жить в изоляции и не знать, что происходит с теми, кого знал. Оказаться вычеркнутым из жизни и вот так случайно узнать, что, возможно, многие твои друзья уже мертвы.
Разговор оборвался. В беседке повисло тягостное молчание. Каждый думал о своем. Справа зашевелилась высокая трава, Линк обернулся, услышав шорох, и в этот момент с коротким мяуканьем на стол прыгнула кошка, та самая, которая сидела рядом с Аннабель на лестнице. Она приземлилась прямо по центру, но, взяв большой разбег, проскользила немного дальше, смяв ткань и сбив ложку на пол. Зашипела на Линка, распушив хвост и выгнув спину. Он растеряно взглянул на взбесившееся животное, на всякий случай убрав руки со стола.
– Спокойно, – сказала Кэтрин, пригладив вздыбленную шерсть на спине кошки. Линку на мгновение показалось, что она обращается к нему. – Ты чего? Никто никому не угрожает.
– Это ведь кошка мисс Левелье? – уточнил Линк, все еще с недоверием поглядывая на животное.
– Нет, моя, – ответила Кэтрин.
– Твоя? Собственная? – не поверил ушам Линк.
– Да.
Свое животное было чем-то фантастическим и недостижимым. Линк знал, что Тэвак украдкой подкармливала мышь в дормитории, но вряд ли можно было сказать, что это ее собственная.
– Как ее зовут? – спросил он.
– Никак. Кошка, – пожала плечами Кэтрин.
– Кошка? – переспросил Линк. – Кошка по имени Кошка?
– Нет, – рассмеялась Кэтрин. – Кошка без имени. Зачем ей имя?
Она подхватила кошку под живот и усадила к себе на колени.
– Похоже, я ей не понравился, – заметил Линк. Он любил кошек. Обычно они тоже его любили, но ему начало казаться, что в доме Левелье с ним все происходит не так, как должно. И Линка это изрядно беспокоило.

@темы: Big Bang - 2013

URL
Комментарии
2013-06-09 в 23:43 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:45 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:45 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:46 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:46 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:47 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:48 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:48 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:49 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:49 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:50 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:51 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:51 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
2013-06-09 в 23:52 

Дневник конкурсов Леро
читать дальше

URL
   

Конкурсы Ди Грей-мэн

главная